На каком языке говорят в Эстонии

На каком языке говорят в Эстонии

На каком языке говорят в Эстонии
СОДЕРЖАНИЕ
17 января 2020

Как и в остальных прибалтийских лимитрофах единственным государственным языком в Эстонии является язык тамошних туземцев, а русскому языку, несмотря на его давнюю распространённость в Прибалтике, в статусе такового отказано на самом высоком официальном уровне.

Государственный язык Эстонии

Итак, государственный язык Эстонии – эстонский.

К какой языковой группе относится эстонский язык

Эстонский – один из языков прибалтийско-финской ветви финно-угорской группы языков.

На каких еще языках говорят эстонцы – языки меньшинств

В числе языков, считающихся или признанных в Эстонии языками национальных меньшинств, первое место занимает русский язык, на котором, согласно официальным данным, говорят 66% населения этого постсоветского лимитрофа.

Из полдюжины других языков стоит также отдельно упомянуть финский, шведский и немецкий языки, причём на этом последнем, опять же по официальным данным, там изъясняются 22% населения.

Из числа же местных диалектов или наречий в данном случае отдельно выделим южные: выруский, на котором говорят православные выру, а также тартуский, мульгинский, сету – наречие одноимённого малого народа, проживающего в том числе в Печорском районе соседней с Эстонии Псковской области Российской Федерации.

эстонцы

Русский язык в Эстонии

Русский язык, будучи универсальным и крайне удобным для всех условных или не условных национальных меньшинств этой страны средством общения, тем не менее, подвергается в Эстонии гонениям с самого времени её выхода из состава Союза ССР.

Причина гонений на русский язык и его дискриминации, в общем и целом ясна – всё дело в его универсальности и распространённости и в той серьёзной конкуренции (а не в его мифической угрозе), которую он составляет эстонскому языку, рядом с которым, кстати сказать, можно смело ставить кавычки – русский язык давно и совершенно обоснованно имеет статус одного из восьми международных языков, на котором в настоящее время общаются что-то около 260 млн человек на планете, в то время как эстонский таковым не является и, совершенно очевидно, являться никогда не будет. Как никогда не будут являться международными ни литовский, ни латышский языки. Сколько там не разглагольствовали бы о суверенитете, признании на международной арене, праве на самоопределение и прочих делах явно не про них.

Кроме того, русский язык является одним из шести официальных языков ООН, что тому же эстонскому опять-таки ни разу не «светит».

Понятно, что в этом, в самих постоянных гонениях на русский язык и его притеснении в Эстонии, ясно видны русофобия, как одно из наиболее ярких проявлений ксенофобии вообще, а также пещерный национализм, столь характерный не только для нынешних «прибалтийских тигров», но и для таких же малых и несостоявшихся в историческом плане народов, по вполне объективным причинам когда-то оказавшихся и наглухо застрявших на обочине Истории.

На страже локального наречия «гордых» эстов стоят целый «Институт эстонского языка» и даже некая Языковая инспекция, в тёмных делишках чиновников которых при желании можно легко найти ту самую коррупционную составляющую (когда их руки по самые плечи в государственном бюджете, и без того мизерном) и постоянную игру на «верноподданнических» чувствах всё тех же «гордых», но немногочисленных эстов.

При этом русский язык наиболее распространён в уезде Ида-Вирумаа – в дореволюционной Ингерманландии, где теперь проходит государственная граница с Россией и где процент русского населения традиционно очень высок и в настоящее время эта цифра составляет 72%.

А из некогда пространного набора русскоязычных печатных СМИ теперь существуют только «Северное побережье» – газета, издаваемая в упомянутом уезде Ида-Вирумаа, таллиннский центристский еженедельник «Столица», «МК-Эстония» и ещё пять-шесть изданий, выходящих в свет с разной степенью периодичности, один или несколько раз в неделю или один раз в месяц, а то и в три, и притом небольшим тиражом.

В целом, ситуация не такая уж плохая, если говорить о вербальном, так сказать общении на бытовом, а не государственном уровне – необходимая говорящему по-русски услуга будет обязательно оказана и не только в Таллине, правда, иногда придётся прибегнуть к ещё одному безотказному средству международного общения – английскому языку.

Причём наиболее сильным оружием вопрошающего станет его предельная вежливость.

На каком языке говорят в Таллине

Практически половина населения Таллина или, в недалёком прошлом Ревеля, а ещё раньше Колывани, говорит на языке не столь далёких предков – на русском языке. То же, впрочем, можно сказать и об Эстонии в целом: как не крути, а русский элемент традиционно превалирует не только в этой самой Эстонии, но и вообще в Прибалтике, в этих трёх прибалтийских лимитрофах.

На каком языке говорят в Таллине

В немалой степени это связано с тем, что славянское, русское этническое и русскоговорящее население является здесь традиционным, не только со времени мнимой «советской оккупации», но со времён ещё более ранних – ибо они, русские, обосновались в этих местах ещё во времена Ивана Грозного и несколько позже, уже окончательно, при Петре Первом, да и в Средневековье, впрочем, уже в эпоху Новгородской Руси и неразвитых, отсталых в культурном плане местных финно-угорских аборигенов, они же, то есть русские, также не были здесь в диковинку.

И при этом, напомним, русский язык не считается в Эстонии государственным, и даже подвергается гонениям и дискриминации, а сами русские люди считаются людьми второго сорта и бесправными «негражданами».

Это интересно

Эстонский алфавит Язык
0 комментариев

Adblock
detector